January 10th, 2006

  • ann_d

Что посеешь, то и пожнешь?

гусар2
  • _runcis

Свечка за упокой души

Если кому интересно, что вышло из идеи поставить свечку за упокой души человека, умершего в 1814 году, вот - читайте.
Мы с воспитанником на Рождество ходим в рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь - там у него сестра деда - инокиня. Звать ее матушка Никона, но он по привычке зовет тетей Олей, ну и я тоже. Прибыли мы туда, в домовой церкви - не протолкнуться, и нашу тетю Олю мы увидели уже после того, как мне после службы удалось поставить вышеупомянутую свечку. Честно сказать, было немного неловко. Но помолилась о том человеке вместе со всеми, о ком обычно молюсь за упокой. Отошла от канунника - тут-то нас и поймала тетя Оля. Идите, говорит, скорее на елеопомазание. И вот подходит мой воспитанник, за ним - я, ставят мне на дбу крест - и тут же оба батюшки уходят в алтарь. То есть, последней успела! Промыслительно ли это?
Япония

(no subject)

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко. (Матф.11:28-30)

 

Начну с главного: основная отличительная психологическая особенность православного христианства от всех других религий – отсутствие четких критериев спасения.

 

В иудаизме и исламе человек уверен в своем спасении, если он исполняет Закон. В индуизме и буддизме человек уверен в лучшей участи в новом воплощении, если он занимается духовными практиками своей школы и изучает писания. Протестант уверен в спасении… ну, это общеизвестно. Даже католик, в сущности, хотя и вряд ли жаждет попасть в чистилище, никакой трагедии в этом не видит, благодаря сверхдолжным заслугам святых. Любая религия дает какие-то гарантии человеку при условии соблюдения каких-то норм поведения и выполнении определенных условий. Кроме православия.

 

Православие никому ничего не обещает. Можно быть крещеным, исповедовать православное вероучение, соблюдать все уставы, изучать писания, участвовать в литургической жизни, в Таинствах, и – не спастись. Показательный пример: св.  Сисой   Великий, прожив долгую жизнь в молитвенных трудах и аскетических подвигах, перед смертью плакал и говорил: «не  знаю, братия, положил  ли  я  начало покаянию  моему». Если даже такие аскеты и подвижники не могут быть уверены в спасении, о чем же говорить мирянам?

 

Причина одна: нет критериев. Нет определенности. Нет надежности.

Человеку нужна определенность, чтобы двигаться к цели. Нужны критерии, чтобы верно оценивать свое состояние, верность выбранного направления работы и шансы на успех. Ничего этого православие не дает. Можно поститься, и вынести из поста только раздражительность и больной желудок. Можно исповедоваться, но «не положить начала покаянию», можно причащаться, но «в осуждение», можно творить милостыню, но потерять все добрые плоды этого одной тщеславной мыслью... Что бы ты ни делал, никто тебе спасения не обещает.

 

А если так, то естественным состоянием православного становится страх. Страх, что все усилия будут тщетны и результат будет один – ад. И ведь никто не может сказать, что страх этот беспочвенный. И ведь наверняка кто-то из читающих эти строки действительно не спасется. И вполне может быть, именно вы.

 

Страх перед проблемой, не имеющей рационального решения (а рационального решения здесь нет в виду отсутствия критериев спасенности), является иррациональным. Постоянный иррациональный страх, изгоняемый из сознания в область бессознательного, порождает невроз. Христианин – это невротик, по крайней мере, потенциальный. Невротический ужас ищет выхода, и непременно находит его в ненависти. Невроз породил костры инквизиции, погромы, страх перед любым проявлением сексуальности...

 

И конечно, такое психологическое состояние наиболее думающих христиан не устраивает. Поэтому по-своему прав и честен перед собой, например, Сергей Худиев, когда последовательно убеждает читателя, что православный может быть уверен в спасении (см. книгу "Об уверенности в спасении"), хотя, очевидно, при этом он выходит за рамки святоотеческого мейнстрима.

 

Да, «начало премудрости – страх Господень», а «совершенная любовь изгоняет страх», но нам-то до совершенства, как до луны ползком голым брюхом по гравию... Будем честны с собой: вряд ли кто-то из нас может с чистой совестью сказать, что поднялся хотя бы до стадии «наемника» из своей «теплохладной» рабской лужи. О какой совершенной любви можно говорить!? А следовательно, о каком изгнании страха?

 

Да, христианин прежде всего надеется на милость и всепрощение Христово. Но здесь мы наталкиваемся на ту же проблему: спасен будет не тот, кто «надеялся на милосердие», а тот, кто что-то для этого спасения хоть что-то делал (синергия, «со-работничество Божие»). Или пытался делать. И очевидно, что отнюдь не все «надеющиеся на милосердие» будут спасены, равно как и не все «ненадеющиеся» погибнут. И опять же: нет критериев, чтобы достоверно и уверенно знать, в каком случае такая надежда будет обоснованной, а в каком – трагическим самообманом. Как было показано выше, принадлежность к Церкви, участие в Таинствах и пр. само по себе ничего не гарантирует. Христос весьма категоричен, устанавливая планку для спасающихся: «Будьте совершенны, как совершенен Отец вас небесный». О том же говорит Ириней Лионский: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Христианин, не достигнувший этого обожения, этого совершенства святости, может сколько угодно утешать себя надеждами на милосердие Божие, но Царства Божия, судя по всему, не наследует.




 

...Одина моя знакомая, православный психолог, которой я показал наброски этого постинга, заметила, что среди православных, с которыми она общалась и которые участвовали в ряде психологических исследований, невротиков ей не попадалось. Ситуация, конечно, обнадеживает, если бы не одно «но»...

 

Я спросил:

- А как ты сама решаешь вопрос с этой неопределенностью?

Она ответила:

- Пока никак... Ты меня сейчас только этим вопросом озадачил, я как-то раньше не задумывалась...

- То есть ты не задавалась серьезно вопросом, как же жить дальше, если все может окончиться так фигово?

- Думаю, что серьезно не задавалась...

Мне оставалось только вздохнуть и добавить:

- Ну вот и ответ, почему тебе не попадались невротики...

слоник

Личное...

КАК СЛИТЬ ДВЕ ЖИЗНИ В ОДНУ?

...Многое во мне изменилось. Например, раньше я не понимала, что такое грех, считала это понятие какой-то абстракцией, чем-то отвлеченным, теперь понимаю очень конкретно. Конечно, есть и сложности. Догматы веры никогда у меня сомнений не вызывали, проблемы только во мне. Самое сложное для меня – собраться, сосредоточиться. Говорят, молиться легко: занимаешься домашним хозяйством и молись про себя, читай Иисусову молитву. Я так не могу. Вся наша жизнь современная словно раздирает человека на кусочки. Как редко мы можем дать себе возможность остановиться... Все куда-то несемся. Для меня самая большая проблема – как сочетать эту повседневную суету с молитвой. И как вообще сделать так, чтобы две параллельные жизни, светская и духовная, слились в одну – просто жизнь во Христе?

Илл: Вода и камень. Станислав Чабуткин. Другие фото автора.

"Фома" 8 (31), 2005 г.
слоник

Св. мученик Вонифатий

МУЧЕНИК «НОВОГО ГОДА»
Мученик Вонифатий Тарсийский


1 января (19 декабря по старому стилю). День памяти мученика Вонифатия (290 год по Р.Х.). По «иронии судьбы» – из-за разницы гражданского и церковного календаря – день памяти мученика Вонифатия – 1 января, когда многие наши соотечественники бурно и пьяно отмечают ставший столь популярным в советские времена Новый год. Именно в этот день начинается особенно строгая последняя неделя Рождественского поста и именно в этот день Церковь просит молитв святого, который был… пьяницей, и как ни пытался, не мог от пьянства избавиться.

Collapse )

Священник Николай ЕМЕЛЬЯНОВ


Илл: мученик Вонифатий. Иконы с сайта Православный календарь.

Материал опубликован в 1 (33)-м номере "Фомы" 2006 г.
слоник

Католики о Православии

РОССИЯ И ПРАВОСЛАВИЕ ГЛАЗАМИ КАТОЛИКОВ
Запись передачи на канале «Спас» от 08.12.2005


Всегда очень важно знать, как ты выглядишь со стороны. Поэтому темой сегодняшней программы мы выбрали следующую: «Россия и Православие глазами католиков».

В нашей студии - Джованна Парравичини, сотрудница итальянского фонда «Христианская Россия», и Жан-Франсуа Тири, директор московского культурного центра «Духовная библиотека».