March 11th, 2015

солнце

Появился новый православный сайт Orthodoxrights.org

Появился очень и давно востребованный православный сайт!

При поддержке представительства Русской Церкви при Совете Европы запущен новый англоязычный сайт, посвященный мониторингу нарушений прав православных христиан в Европе: Orthodoxrights.org

In the present time, Orthodox Christians as well as other religious groups feel particularly vulnerable to intolerance, discrimination, and even violence on the part of materialistic supporters of the “new morality”, of aggressive antireligious groups and from those who, in arguing for the secular character of the state, demand exclusion of religion from public life – media, education, culture, and health. Unfortunately, new legislation too often becomes an instrument to violate the rights of believers and their freedom of religion, thus provoking tensions and conflicts within society. There is now an evident need to monitor the rights and freedoms of Orthodox Christians in Europe within 47 countries of the Council of Europe. Such monitoring the religious rights of Orthodox Christians will help to protect their religious freedom more effectively.

КаК уходит любовь

Читая поучения блаженного Диадоха, я наткнулся на замечательное сравнение, высказанное по поводу многословия.

Блаженный Диадох сравнивает душу человеческую с баней. Если в натопленной бане часто раскрывать двери, то она быстро остывает и теплота уходит из нее. Так и душа остужается многословием.  Как говорит Диадох, душа остужается словесной дверью.

Какие замечательные слова! Безусловно, это очень правильное православное поучение. Но оно относится не только к верующим, оно относится буквально ко всем.

Заметьте, как мало бывает любви в правильных речах наших политиков. Многократно повторяя хорошие и правильные слова, люди теряют любовь и перестают верить в то, о чем говорят. Потому и не выполняют своих обещаний.

Да и нам иной раз стоит удержать в себе слова, чтобы сохранить тепло в своей душе.
наука

Кольцо власти и право на фантазию

medieval_world


― В этом мире нет Бога,― заявил как-то мой сын десяти лет, когда мы смотрели фильм «Властелин колец».
― Разве такое может быть?― спросил я, заинтересовавшись.
― Нет, я в Бога верю, просто Средиземье ― это именно такой мир, где Бога нет, и такое вполне может быть, ― сказал он невозмутимо. И, явно считая тему исчерпанной, добавил: ― Это просто такой мир...

Куколка кузнечика

Ребенок, конечно, не стал бы просто так пускаться в рискованные феноменологические спекуляции, если бы я сам во время просмотра фильма не обратил его внимание на то, что герои эпопеи никогда не молятся, ― хотя там бывает очень страшно, и герои сталкиваются именно с мистическими явлениями, с метафизическим злом. В атмосфере леденящего ужаса, в минуты смертельной опасности никто из них не обращается к Творцу их вселенной. Отсюда невольный вывод, что молиться в их мире бесполезно. Они мужественно переносят трудности, преодолевают в себе малодушие, превозмогают соблазны, самозабвенно идут на почти верную смерть, и все это в пределах возможностей этого дольнего мира. В борьбе добра и зла все как-то обходится без Бога... И зло в конечном итоге оказывается побеждено: опыт и ум Гендальфа, смелость Арагорна, утонченные магические технологии эльфов, природная стойкость хоббитов, политическая солидарность людей и просто ряд удачных нестандартных решений, да еще изрядная доля везения, позволили, улучив момент, нанести смертельный удар злу.
Да, таким создал свой мир набожный римо-католик Джон Рональд Руэл Толкин. Правда, писатель очень хотел, чтобы одновременно с «Властелином колец» свет увидел «Сильмариллион» ― своего рода космогонический пролог к его эпосу, в котором говориться о Творце мира, но в образе Илуватара (Отец Всего на эльфийском), не смотря на архаический антропоморфизм этого образа, подчеркнута надмирность, трансцендентность Творца, ― недаром Ему также дан эпитет Эру, переводимый на английский как Who Is Alone. Его забота о мире проявляется через создание иерархии чинов, тонких могущественных тварей, ангелов или логосов, которые и являются носителями и источниками добра в материальном мире и отчасти соучастниками творения. Этот мир держится на магии, отсюда вполне законный вердикт, ― «мир без Бога», и в такой мир, благодаря силе искусства, легко поверить... Здесь мы оказываемся в стародавней, еще средневековой, схоластической ловушке: разве не может всемогущий Бог создать мир, где Его не будет? В псалме сказано: «Аще сниду во ад, Ты тамо еси». И в то же время Бог смирен: создает роскошные и удивительные миры и никому в этих мирах не навязывается; обладая абсолютной властью, никогда ее не применяет, а чаще в непостижимом Своем Промысле подстраивается под своеволие твари. У Хармса в одном стихотворении есть замечательный, и, конечно, «абсурдистский», как и положено у Хармса, образ: Бог сидит себе тихонечко в кустах и нянчит куколку кузнечика, пока кругом бурлит жизнь, или, скажем так, пока где-то в Средиземьи происходит борьба добра и зла... Но что это за добро, если оно само по себе, отдельно от Бога, и помимо Его? Чем вообще белая магая отличается от черной, если даже принять такое разделение? Строго говоря, если добро рассматривать не на уровне субъективных переживаний человека, но технически, функционально, научно, то добро ― это воля Божья, и никакого добра отдельно от Бога нет. Язычник мог бы верить в такую особую субстанцию, как добро, но никак не христианин. Поэтому Фродо и его друзья ― добродетельные язычники, носители «блестящих пороков» по выражению Августина.

География и геополитика

Толкина, вероятно, можно назвать родоначальником особого жанра массовой культуры: батально-метафизического, который описывает битву добра и зла как приключение, как авантюрную драму. Известна курьезная докладная записка Джоанны Райт, советника по культуре губернатора Аризоны, обвиняющая книгу Толкина в неполиткорректности, что его мир, проще говоря, слишком уж черно-белый, что это, буквально, ― «пропаганда фанатизма в его наиболее грубых и отвратительных формах»... Вообще обвинений писателю предъявлено достаточно много, и эти обвинения сами по себе тоже интересны, в чем-то они справедливы, а в чем-то нет, и нам особенно интересна рецепция, так сказать, Толкина в России...
Collapse )